Как изучение политики дезинформации помогает прогнозировать будущее?

Эксперт по фактологической проверке Ольга Юркова: «Украина уже восемь лет является лабораторией по испытанию технологий дезинформации»

© Ольга Юркова

Ольга Юркова: «Российские СМИ называют это «спецоперацией». Это оруэлловский новояз, искажающий реальность».

Россия распространяет дезинформацию для достижения своих политических и военных целей. Многолетние наблюдения за реализацией этой стратегии позволяют украинской журналистке Ольге Юрковой выявлять тенденции и даже прогнозировать будущее. «Судя по всему, Кремль идет по сирийскому сценарию».

Поздно вечером я получил сообщение от Ольги Юрковой: «Я обратила внимание на одно очень тревожное явление в российской пропаганде. Его пока рано считать тенденцией, и я хотела бы надеяться, что я ошибаюсь».

МО* побеседовал с О. Юрковой, журналисткой и основательницей украинского проекта Stop Fake, занимающегося проверкой достоверности информации, после ее эвакуации из Киева к матери в западно-украинский город Винницу. Придя в себя после первого шока, она собралась с духом и вновь принялась за свою работу, которая теперь приобрела еще большее значение, чем раньше.

В её рассказе описание фактов дезинформации чередуется с хроникой дипломатических и военных действий: «Во вторник российское министерство иностранных дел заявило о том, что «в роддоме Мариуполя укрываются украинские националисты». Министр иностранных дел Сергей Лавров обвинил в этом батальон «Азов» и проинформировал Совет Безопасности ООН. Это сообщение было распространено российскими СМИ, вскоре после чего роддом подвергся бомбардировкам. В нем находились только врачи и беременные женщины. Это подтверждают многочисленные фотографии международных информационных агентств. В Stop Fake мы провели и собственное исследование».

«Вся их экосистема политики, дипломатии и отношений с зарубежными странами пропитана ложью»

Ольгу Юркову беспокоят следующие факты: «В среду эти же источники сообщили, что «украинская армия разместила под Харьковом 80 тонн аммиака, собираясь обвинить Россию в диверсии». Российский дипломат проинформировал об этом Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО). Как и в предыдущем случае, это сообщение было распространено российскими СМИ. Я хотела бы надеяться, что я ошибаюсь, но британская служба разведки тоже прогнозирует, что Россия собирается применить на Украине химическое оружие».

По словам О. Юрковой, эта часто применяемая тактика следует такой схеме: фейковая новость – дипломатические шаги – военное нападение. «Вся их экосистема политики, дипломатии и отношений с зарубежными странами пропитана ложью».

Ведущий государственного телеканала написал, что нападение на роддом в Мариуполе – дело рук «Правого сектора», другого украинского батальона, совершённое в целях дискредитации России, то есть так называемая «операция под ложным флагом».

Это не согласуется с утверждением С. Лаврова о том, что в роддоме укрывались украинские националисты, т.к. это означало бы, что один украинский батальон напал на другой. Такое несоответствие кажется абсурдным, но цель дезинформации состоит не в том, чтобы создать логичный нарратив, а чтобы внести путаницу и так перенасытить информационное пространство, чтобы уже никто ничему не верил.

«Это в точности повторяет то, как они действовали в Сирии, – говорит О. Юркова. – Судя по всему, в Украине Кремль решил пойти по сирийскому сценарию».

Три фазы

Ольга Юркова уже не впервые прогнозирует развитие событий, основываясь на внимательном изучении российской пропаганды. Она занимается этим с того времени, когда после проевропейского восстания 2014 года Украина стала мишенью российских кампаний по дезинформации. За это время проект Stop Fake собрал гигантский архив материалов.

Несколько лет назад Stop Fake получил сертификацию в соответствии со стандартами Международной сети проверки фактов Института Пойнтера. Результаты их расследований используют государственные структуры и такие технологические гиганты, как Facebook. Stop Fake старается придерживаться журналистких стандартов, несмотря на то, что журналисты не могут не испытывать на себе шокового воздействия происходящего разрушительного военного вторжения.

Как журналист Ольга Юркова знает, насколько опасно позволить эмоциям взять над собой верх. Уже несколько недель она вынуждена постоянно решать проблему выбора между работой и выживанием. Несколько дней назад аэропорт Винницы также подвергся бомбардировкам российской армии. Ольга видела бомбардировку из своего окна.

«Но я хочу продолжать играть свою роль на информационном фронте», – сказала она во время нашего предыдущего разговора. В этой войне она различает три фазы: фаза войны в отдельно взятом регионе на востоке страны, фаза подготовки к полномасштабному вторжению и само вторжение.

1. Подготовка российского общественного мнения

Журналисты Stop Fake говорят по-русски, что позволяет вам мониторить поток информации, поступающей из российских СМИ, ведь значительная часть российской пропаганды предназначена для российской аудитории. Какие формы дезинформации сопровождают ведение военных действий?

Ольга Юркова: Первая фаза началась в 2014 году, после проевропейского восстания в Украине, когда Кремль стал подводить идеологическую базу под конфликт с Украиной, изображая её фашистской страной.

СМИ сочиняли истории об украинских фашистах, проводящих геноцид русскоязычного населения восточной Украины. Дело доходило до выдуманных сообщений об изнасилованных пожилых женщинах и распятых младенцах.

«Авторитарные лидеры, питающие предубеждение против определенных стран, стараются выставить их источником угрозы, а затем предлагают свое «решение». Это узнаваемая тактика»

Наблюдались ли какие-либо изменения после развёртывания войск в апреле 2021 года?

Ольга Юркова: Параллельно с развёртыванием войск стала набирать обороты и пропаганда. В этот период началась вторая фаза. Мы поняли, что был сконструирован casus belli — повод для нападения.

В июле 2021 года президент Путин опубликовал статью, изобиловавшую историческими подтасовками. Он заявил, что русские и украинцы — это один народ, и что обосновать независимость Украины можно только через отрицание её прошлого. Эта статья стала обязательной к прочтению в российской армии.

В октябре 2021 года настала очередь Медведева, председателя Совета безопасности России. Он назвал украинское правительство «экстремистским» и находящимся под иностранным управлением. Он также написал, что, «сотрудничая с нацистами», президент Украины Владимир Зеленский отказался от своих еврейских корней.

В декабре 2021 года Путин заявил, что «события на востоке Украины» похожи на геноцид. Хотя на самом деле ничего подобного там не происходило.

В начале 2022 года российская армия подтянула десятки тысяч солдат к границе с Украиной. В России это сопровождалось сообщениями о том, что Украина по указке США планирует нападение, чтобы вернуть себе занятые восточные области.

В своей речи 21 февраля 2022 года Путин развил эту мысль: причиной военного вмешательства является необходимость «денацификации» и «демилитаризации» Украины. Это напоминало риторику Гитлера в 1930‑х годах.

Чем именно?

Ольга Юркова: Гитлер часто использовал слова с приставкой де- для оправдания вторжения в другие страны. На сайте пропагандистского канала «РИА Новости» появилась статья о том, что произойдет после «освобождения Украины». В своей колонке автор рассказал об «окончательном решении Путиным украинского вопроса». Это напоминает гитлеровское «окончательное решение еврейского вопроса».

Националистические лидеры, питающие предубеждение против определенных стран, объявляют эти страны утратившими нравственные ценности и создающими проблемы своим существованием, выставляют их источником угрозы, а затем предлагают свое «решение»… Это узнаваемая тактика. И если этот нарратив постоянно повторяется разными информационными каналами, он становится доминирующим. Тогда вы понимаете, что, возможно, идет подготовка к применению массового насилия.

Масштабы российского вторжения ошеломили всех. Даже эксперты считали, что Путин нападёт только на восточные области и будет стараться расширять там своё влияние. Но российская армия двинулась прямо на Киев. Могли бы мы это предвидеть, если бы более внимательно следили за новостями из России?

Ольга Юркова: Даже мы, пристально следившие за происходящим, не верили, что такое возможно. Но британские и американские разведывательные службы знали об этом и неоднократно пытались разоблачить планы России.

Это вызвало беспокойство Путина, и 24 февраля 2022 года он без всякой причины напал на Украину. После этого политика дезинформация стала служить военным нуждам.

2. Деморализация и запугивание Украины во время вторжения

В Украине были запрещены различные российские государственные СМИ. Как же тогда там распространяется российская дезинформация?

Ольга Юркова: Через ботов в Facebook, в анонимных Telegram-каналах и таких чатах, как Messenger, Viber, Telegram и WhatsApp. В WhatsApp-группах соседей по микрорайону или в школьных группах родителей общается множество людей, не знакомых друг с другом лично. В такие группы легко внедриться и вызвать панику, публикуя недостоверные новости и тревожные сообщения.

Можете ли вы привести примеры дезинформации, предназначенной для жителей Украины?

Ольга Юркова: Это типичная военная пропаганда: деморализация, попытка подорвать репутацию и запугать противника.

Для деморализации используются, например, снимки якобы сдающихся украинцев, поддельные скриншоты мнимого заявления президента Зеленского о капитуляции, фейковые обращения украинских военных к своим товарищам с призывом сдаться.

Попытка подорвать репутацию украинской армии идёт посредством постановочных видеороликов о жертвах среди мирного населения в результате мнимых украинских бомбардировок и о том, как украинские военные укрываются среди мирных жителей.

Запугивание ведется при помощи ложной информации о том, что русские уже захватили некоторые украинские города, сообщений о планируемых массированных бомбардировках и пр.

«Распространение через чаты сообщений, направленных на создание панических настроений, является формой психологической войны».

Но ведь массированные российские бомбардировки, в том числе гражданских объектов, действительно имели место?

Ольга Юркова: Да, конечно, но я имею в виду ложные панические сообщения. Например: «В 3:00 начнётся массированное наступление. Все города будут атакованы одновременно. Идите в бомбоубежища».

Доходило до того, что такие сообщения распространялись даже депутатами парламента. Но у украинских государственных структур есть своя система оповещения. Если бы эти сообщения были подлинными, украинская система не работала бы. Но она работает.

В результате, находясь в состоянии страха, люди начинают распространять такие сообщения в чатах. Паника распространяется очень быстро, люди не спят и сидят всю ночь в подвалах. Это одна из форм психологической войны.

Не по этой ли причине за короткое время такое большое число украинцев бежало из страны?

Ольга Юркова: Сейчас у множества людей есть веские причины для бегства. Под Киевом людям отключают воду и электричество, с неба падают бомбы и ракеты. Но и в тех городах, где в данный момент относительно спокойно, многие жители бежали за границу. Люди должны уметь правильно оценивать ситуацию, чтобы понимать, когда необходимо позаботиться о своей безопасности, а когда тревога ложная.

3. Поддержание положительного настроя российской общественности во время вторжения

Как продолжается дезинформирование населения в самой России? Роскомнадзор, российский регулятор в сфере телекоммуникаций, под угрозой наказания за государственную измену обязал все российские СМИ при освещении хода военных действий пользоваться только государственными источниками информации.

Ольга Юркова: Российское население и солдат необходимо убедить – и продолжать убеждать каждый день – в том, что это вторжение справедливо, ведь простые российские граждане будут страдать от санкций и других экономических трудностей, а многие солдаты погибнут на войне.

Российские СМИ называют эту войну «спецоперацией». Все они подают свои материалы в соответствии с шаблонным нарративом: «Российская армия была отправлена в Украину, чтобы защитить гражданское население от нацистов, проводящих геноцид, установить мир и освободить Украину». Это оруэлловский новояз, превращающий реальность в ее противоположность. На самом деле, в Украине был мир и свобода, пока не пришли русские.

«Спецоперация для установления мира и освобождения Украины: это оруэлловский новояз, превращающий реальность в ее противоположность»

Работают ли инструкции Оруэлла?

Ольга Юркова: К сожалению, да. Например, недавно моя мать разговаривала с моей тётей, которая живет в России. Она не верит, что Россия напала на Украину, и считает, что Россия сражается с США и НАТО на территории Украины. Она доверяет российским СМИ больше, чем своим собственным родственникам в Украине. Меня это потрясает.

Можете ли вы привести примеры текущей дезинформации, предназначенной для жителей России?

Ольга Юркова: Например, сюжеты о том, что украинские ракеты разрушили жилые дома в Киеве, сюжеты о том, что украинская армия массово покидает свои позиции, сюжеты о том, что несколько украинских подразделений вошли в сепаратистские пророссийские «народные республики», сфальсифицированная карта, показывающая, что Россия «освободила» несколько украинских городов, например, Одессу, Харьков и Гостомель. Но всё это не соответствует действительности.

Сотрудничество с государственными структурами и Facebook

Как можно с этим бороться?

Ольга Юркова: Международное сотрудничество и обмен знаниями о новых технологиях массовой дезинформации имеет крайне важное значение. Украина уже восемь лет является лабораторией по испытанию технологий дезинформации.

Также власти должны запрещать СМИ, которые вводят общественность в заблуждение и занимаются пропагандой. Государства должны сотрудничать со штаб-квартирами крупнейших социальных сетей, а также с общественными организациями и СМИ, имеющими надежную репутацию. Это уже происходит на Украине.

Сотрудничает ли Stop Fake с украинскими государственными структурами? Как складывается сотрудничество между журналистами и государственными структурами в военное время?

Ольга Юркова: Мы не работаем на государственные структуры, у нас с ними нет контрактов. Но наша работа используется для информационного обеспечения президента, Министерства обороны, Центра по борьбе с дезинформацией Совета национальной безопасности и обороны и Центра стратегических коммуникаций Министерства культуры и информационной политики. Это позволяет им избежать двойной работы.

Кстати, многие люди в этих структурах представляют гражданское общество. Раньше они были активистами или журналистами. Мы с ними знакомы.

«Наше сотрудничество с Facebook началось во время пандемии, когда Украина стала мишенью российской политики дезинформации о коронавирусе»

Вы также сотрудничаете с Meta, материнской компанией Facebook. Как складывается это сотрудничество?

Ольга Юркова: Опять же, мы не работаем на Facebook. Но они, конечно, должны знать, под какими постами размещать предупреждающие пометки о недостоверном контенте. Для этого Facebook обращается к результатам работы авторитетных независимых специалистов по фактологической проверке. Stop Fake признан одной из таких организаций.

Наше «сотрудничество» с Meta началось в 2020 году, во время пандемии коронавируса. Украина стала одним из основных объектов российской политики дезинформации, связанной с вакцинацией населения, режимом изоляции и использованием санитарного пропуска. Международные расследования показали, что Россия распространяет фейковые новости о коронавирусе, чтобы внести раскол в общество. Если она замечает, что в той или иной «недружественной» стране общественное мнение разделилось, она старается углубить этот раскол.

На Meta оказывается сильное давление, чтобы компания решила вопрос с фейковыми новостями в Facebook.

Ольга Юркова: Meta хочет повысить доверие к Facebook, борясь с фейковыми новостями. Компания начала с Соединенных Штатов, затем последовала Украина. Meta находится на передовой линии в этой информационной войне.

А мы просто продолжаем делать свое дело. Мы расследуем и разоблачаем российские фейковые новости, а когда мы обнаруживаем их в Facebook, мы указываем на них, используя специальные инструменты этой медиа-платформы. Получив эти сведения, операторы Facebook помещают под сообщением пометку, что независимые специалисты по фактологической проверке опровергли данную информацию.

С начала российского вторжения Facebook развернул специальный операционный центр, в котором эксперты компании – носители русского и украинского языков – круглосуточно мониторят контент этой платформы.

www.kremlin.ru (CC BY 4.0)

Ольга Юркова: Надеюсь, у некоторых людей из окружения Путина есть здравый смысл. Я не вижу другого способа сделать Россию менее опасной для всего мира.

Facebook против России

Meta сама оказалась втянута в конфликт с Россией. Технологический концерн запретил российским государственным СМИ размещать рекламные блоки в постах и видео на своих аккаунтах в Facebook. Это означает, что они больше не могут получать доход от рекламы на Facebook. По просьбе украинских властей Meta также ограничила доступ к нескольким российским аккаунтам в Украине, например, к аккаунту государственного информационного агентства «РИА Новости» и телеканала Министерства обороны «Звезда».

Российский регулятор в сфере телекоммуникаций Роскомнадзор ответил на это частичным ограничением доступа к Facebook. Ник Клегг из Meta заявил, что «российские власти потребовали от нас прекратить независимую фактологическую проверку и маркировку контента, размещенного на Facebook четырьмя российскими государственными СМИ. Мы отказались. В результате они объявили, что будут ограничивать использование наших услуг».

Хорошо, что технологические гиганты используют работу настоящих журналистов. Но насколько правильно прибегать к методу запрета? Не следует ли нам бороться с фейковыми новостями за счет повышения уровня медийной грамотности и продвижения качественной журналистики?

Ольга Юркова: Конечно. В долгосрочной перспективе обучение медийной грамотности и развитие настоящей журналистики будут самым действенным оружием. В итоге вырастет новое поколение, которое, возможно, не будет так легко верить пропаганде.

Но на данный момент ситуация сложилась так, что принимать меры надо срочно. Сейчас российские фейковые новости оборачиваются человеческими жертвами.

Использовать ли самим «российскую тактику»?

Мы говорим о российских фейковых новостях, потому что Россия вторглась в Украину, а не наоборот. Но если цель России — внушить недоверие к украинским властям, не опасно ли для этих властей самим давать предлог к обвинениям в потере доверия?

Ольга Юркова: Украинцы и так не очень доверяют своим властям. Правительству трудно убедить людей в том, что оно говорит правду.

Приведу пример. Twitter обратил внимание своих читателей на видео, размещенное на twitter-аккаунте украинской армии: «Специалисты по фактологической проверке из «Рейтер» и «Би-би-си» указывают на то, что ролик из игры Digital Combat Simulator, размещенный в социальных сетях, сопровождался неправильной подписью». Из подписи следовало, что украинская армия сбила российский самолет, но на самом деле это был ролик из игры-симулятора полетов.

Ольга Юркова: Вопрос в том, насколько часто армия распространяет фейковые новости. Если это случается часто, то речь идет о целенаправленной дезинформации.

Но вы правы. Мы уязвимы и подвержены эмоциям. И мы, конечно, должны быть осторожны в этом вопросе.

Сделать свою целевую аудиторию еще более уязвимой и эмоционально дезориентированной: не в этом ли заключается основная цель, которую преследует политика дезинформации?

Ольга Юркова: Во время войны люди действительно более подвержены манипуляции. Они ищут информацию и готовы многому верить. Они боятся, что государство скрывает от них определенную информацию. Поэтому они сами пытаются ее искать.

«Информация от украинских властей растворяется в бесконечном потоке фальшивок. Информационный шум приводит к перенасыщению информационного пространства»

Информация от украинских властей растворяется в бесконечном потоке фальшивок. Их цель – внушить недоверие к официальным источникам информации. Огромное число фейковых сообщений приводит к перенасыщению информационного пространства.

Некоторые из таких сообщений кажутся достоверными, другие нет. В некоторых из них содержится доля правды, другие откровенно нелепы. Поэтому, помимо недостатка информации, опасно и ее обилие. Информационный шум создается целенаправленно.

В результате люди теряют ориентацию и не знают, кому доверять. Им очень трудно противостоять информационному хаосу и не идти на поводу эмоций, которые старается внушить противник.

В Бельгии правительство потребовало у частного предприятия Telenet остановить вещание российской государственной телекомпании RT. Евросоюз так же заблокировал RT. Правильное ли это решение?

Ольга Юркова: Решение это правильное, но оно было принято слишком поздно. Это надо было делать восемь лет назад. Мы благодарны этим государственным структурам и частным предприятиям, так как для России информация является средством ведения войны.

Евросоюз против политики дезинформации

«Недоброжелатели могут влиять на выборы, осуществлять кибератаки, вербовать бывших политиков и увеличивать поляризацию общественного мнения, не опасаясь последствий», – сообщалось в четверг в пресс-релизе Европейского парламента. Под словом «недоброжелатели» Европарламент подразумевает главным образом Россию и Китай.

После нападения на Украину все эти явления стали резко набирать обороты: «Российские власти продемонстрировали, что даже информация может стать средством ведения войны, поскольку Россия распространяет дезинформацию о ходе войны в беспрецедентных масштабах, вводя в заблуждение как своих граждан, так и международное сообщество».

«Пока война в Украине продолжается, онлайн-платформы и технологические компании должны вносить свой вклад в общее дело, блокируя аккаунты, которые отрицают, одобряют или оправдывают агрессию, военные преступления и преступления против человечности», – заявила докладчик от Латвии Сандра Калниете из Европейской народной партии.

Европарламент рекомендует поддерживать независимых журналистов и специалистов по фактологической проверке, отзывать лицензии у организаций, распространяющих иностранную государственную пропаганду, и обязать социальные медиа-платформы бороться с фейковыми аккаунтами.

Этот доклад был одобрен 552 голосами «за» при 81 голосе «против» и 60 воздержавшихся.

Известный хакерский коллектив Anonymous совершил атаку на российские телерадиовещательные компании. Насколько правильно решение использовать те же методы, что и Россия?

Ольга Юркова: Я не поддерживаю подобные методы, но когда Россия разрушает мирные города и убивает тысячи гражданских лиц, то люди пытаются делать то, что в их силах. Вероятно, замысел Anonymous состоит в том, чтобы показать жителям России, какие разрушения их страна принесла на Украину. Как я уже сказала, большинство россиян даже полностью не осознают, что российская армия вторглась в Украину, потому что российские СМИ этого не показывают.

Национальный Центр кибербезопасности Бельгии предостерёг бельгийских хакеров от атак на Россию, так как Россия могла бы использовать их как предлог для того, чтобы ответить нам еще более крупномасштабным кибер-нападением.

Ольга Юркова: Россия начала войну в Украине без всяких предлогов. Ее вторжение на территорию Украины не было вызвано ничем, никакого конкретного повода не было.

Что будет дальше?

Какими могут быть следующие шаги в информационной войне?

Ольга Юркова: За время войны я замечаю, что нарратив о «денацификации» постепенно заменяется на «предотвращение в Украине производства химического оружия при поддержке США». Ничего хорошего эта эволюция не сулит.

Если Путин выиграет свою «войну», Россия перейдет к следующему этапу политики дезинформации: закреплению своего контроля над Украиной. Она попытается оправдать вторжение задним числом и полностью заменить политический класс Украины, затопив своей ложью весь мир. Я боюсь себе такое даже представить.

Как бы то ни было, Украина в состоянии создать параллельную систему, так как в стране сформировалось сильное гражданское общество.

И если Россия «проиграет» эту войну, проиграет ли она на самом деле? Или она пойдет на еще большее усиление хаоса? Она выбрала путь конфронтации с Западом и даже с немалой частью остального мира. Этот выбор будет еще долгое время определять геополитическую ситуацию.

Ольга Юркова: Я надеюсь, что в окружении Путина есть какое-то количество людей, обладающих здравым рассудком. Я не вижу другого способа сделать так, чтобы от России исходило меньше угроз остальному миру.

Maak MO* mee mogelijk.

Word proMO* net als 3248   andere lezers en maak MO* mee mogelijk. Zo blijven al onze verhalen gratis online beschikbaar voor iédereen.

Ik word proMO*    Ik doe liever een gift

Over de auteur